Что будет с миром после пережитого им финансового кризиса? Ждет ли Россию и Китай плодотворное сотрудничество, или они пойдут дальше разными путями? Во что лучше инвестировать деньги в нынешнем году, чтобы их преумножить? Ответы на все эти вопросы попытались дать международные эксперты в рамках «Форума Россия 2010».

Москва. 18 февраля. IFX.RU – Финансовый кризис изменил ландшафт мировой экономики. Каким будет новое устройство мира в ближайшем будущем, кто станет лидером, а кто – аутсайдером, на чем можно будет заработать и какова дальнейшая судьба товарных рынков? И, главное, какова будет роль России во всех грядущих изменениях? На эти вопросы попытались ответить известные экономисты и политологи, принимавшие участие в «Форуме Россия 2010», организованном в феврале компанией «Тройка Диалог».

Кто виноват и что делать

Финансовая буря, достигшая пика в 2008 году, должна стать катализатором изменений, полагают эксперты. Профессор Чикагского университета Рагурам Раджан охарактеризовал кризисы как эпохи перемен, приведя в пример Великую депрессию, которая изменила ход мировой истории XX века.

Но что же будет дальше? Профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини, предсказавший нынешний кризис, изложил свое пессимистичное видение ситуации в американской экономике (крупнейшей в мире), где растет безработица, продолжаются списания активов и все еще не работают механизмы кредитования. При этом он не верит в то, что развивающиеся экономики смогут расти независимо от развитых. Ведь для этого развивающиеся страны должны переключить на внутренний рынок экономику, которая сейчас ориентируется на экспорт, а на такую смену парадигмы уйдут многие годы.

Старший научный сотрудник Института международной экономики им. Петерсона Андерс Аслунд не испытывает оптимизма и по поводу Европы. Банковская система в 2009 году не восстановилась, экономика показала плохие результаты. По мнению А. Аслунда, государственный долг европейских стран увеличивается слишком быстро, что повышает вероятность суверенных дефолтов и будет давить на евро. Возможны и важные политические перемены, причем на западе, а не на востоке ЕС. При этом А. Аслунд полагает, что успехи экономики в период с 2003 по 2007 год, когда ее рост достигал 5% в год, повторить не удастся никогда.

Кто же тогда сможет помочь мировой экономике? Декан Школы государственной политики им. Ли Кван Ю Национального университета Сингапура Кишор Мабубани убежден, что локомотивом мирового экономического роста станет Азия. По его мнению, страны региона ведут более либеральную и рыночную экономическую политику, чем развитые страны, которые скатываются к патернализму. Также он отметил, что сегодня приходится беспокоиться о политической стабильности скорее в США, чем в странах Азии.

Он также подчеркнул, что в абсолютных цифрах спада в американской экономике нет, но доля страны в мировом ВВП быстро уменьшается. США повторяют ту ошибку, которая в свое время стала роковой для СССР, – слишком много тратят на оборону, полагает эксперт. Кроме того, подход Запада к формированию международных институтов совершенно несправедлив. Например, представительство Азии в МВФ не соответствует численности ее населения и размеру экономики. Тем не менее Азия останется открытой для внешнего мира, и ее политика в отношении Запада, хотя тот и не желает делиться влиянием, будет взвешенной и прагматичной, отмечает К. Мабубани.

Традиционно был затронут и вопрос «кто виноват». Президент Института свободы и демократии Эрнандо Де Сото назвал главной причиной кризиса появление в развитых странах «теневой» экономики, под которой он понимает рынок производных финансовых инструментов, остающихся в значительной мере вне поля зрения регулирующих органов. По его мнению, причиной кризиса стало пренебрежение основополагающим принципом капитализма: рынок должен знать, кто является владельцем активов.

А директор Alignment Investors Джордж Купер считает нынешний кризис лишь отдаленным следствием кризиса интернет-компаний, вынудившего власти США, во избежание потрясений, проводить мягкую кредитно-денежную политику. Неудивительно, что один «мыльный пузырь» сменился другим, а долговое бремя стало еще более тяжелым. Беда в том, что глубинные причины кризиса не поняты и тем более не устранены: их заслонили второстепенные вопросы ограничений на выплату бонусов и повышения требований к достаточности банковского капитала, подчеркивает эксперт. Если не отказаться от мер по стимулированию экономики, будут надуваться все новые «пузыри», причем, скорее всего, в развивающихся странах с более сильными макроэкономическими показателями, предрекает он.

Еще один вопрос, которому было уделено внимание – это судьба капитализма, которая активно обсуждалась и год назад на «Форуме Россия 2009». А. Аслунд полагает, что, судя по тому, какой путь избрали развивающиеся страны, за будущее капитализма не стоит беспокоиться. При этом кризис будет способствовать демократизации России, полагает специалист. А бывший посол Великобритании в России Тони Брентон обратил внимание на то, что из 20 богатейших стран 18 являются демократическими. Их экономический успех свидетельствует о том, что демократический путь развития наиболее эффективен.

Россия и Китай: вместе или порознь?

Внимание было уделено и обсуждению будущего стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай) – четверки «локомотивов» развивающихся стран. Декан Московской школы управления «Сколково» Вилфрид Ванхонакер отметил, что доля развивающихся рынков в глобальной рыночной капитализации мала по сравнению с их ВВП, что свидетельствует о наличии большого потенциала.

При этом ряд экспертов сошлись на том, что у взаимоотношений России и Китая есть большое будущее. Редактор China Confidential (группа Financial Times) Джеймс Киндж отметил взаимодополняемость российской и китайской экономик: густонаселенный Китай беден природными ресурсами, население России намного меньше, но минерально-сырьевая база гораздо больше. Директор Комиссии по финансовым услугам при правительстве Шанхая Фан Синхай подчеркнул, что у России и Китая есть общие черты – большая территория и потребность в модернизации экономики. Китаю нужен собственный финансовый центр мирового значения, и на эту роль претендует Шанхай. В свою очередь, Россия представляет собой широкое поле для китайских инвестиций.\r\n

В то же время, эксперты обращают внимание и на ряд расхождений в интересах России и Китая. Старший аналитик Центра европейских реформ Бобо Ло полагает, что у России и Китая разные взгляды и разная роль в мире. Россия завидует успеху Китая, который угрожает ее стратегическим интересам в Средней Азии и на Дальнем Востоке, полагает он. В Китае же считают Россию не более чем производителем сырья, слишком ленивым для того, чтобы вернуть себе статус мировой державы. Кризис показал, что Китай играет ключевую роль в восстановлении мировой экономики, а Россия – нет.

Интересы России целиком лежат на Западе, и отношения с Китаем могут служить для нее дополнением, но никак не альтернативой отношениям с Западом, полагает Б. Ло. Для Китая же необходимым партнером являются США, а не Россия. Вообще, и для России, и для Китая важнее отношения с Западом, чем друг с другом, отмечает эксперт. В дальнейшем связи будут развиваться асимметрично, прогнозирует он. Есть опасность, что Китай будет относиться к России все с меньшим уважением, а у России действия Китая будут вызывать все большее беспокойство. Китаю не нравится, что Россия заигрывает с ним, чтобы «насолить» Западу, и вовлекает его в геополитические игры (в том числе вокруг ВСТО). Чтобы не быть в них втянутым, Китай сосредоточил свое внимание на Средней Азии.

А профессор политической экономии и международного менеджмента Массачусетского технологического института Хуан Яшэн обратил внимание на следующее обстоятельство, иллюстрирующее различия между российской и китайской экономикой: в Китае рекламируют продукцию тяжелого машиностроения, а в России – потребительские товары. Другой пример: число научных публикаций китайских авторов растет, российских – уменьшается. Если фактором роста китайской экономики станет потребительский спрос, а не инвестиции в ресурсоемкие отрасли, то потребности страны в сырье уменьшатся, что станет тяжелым ударом для российской экономики. России необходимо отдавать себе отчет в том, что ее ждет, если она останется сырьевой страной.

«Американские горки» сырьевых рынков

Будущее сырьевых рыков, от которых в огромной степени зависит экономика России, эксперты в большой степени связывают также с развитием ситуации в Китае. Так, глава бизнеса BP в России и Казахстане Дэвид Питти оптимистично оценил перспективы роста спроса на сырьевые товары со стороны Китая, зависимость экономики которого от импорта энергоносителей, в том числе угля и газа, будет только усиливаться. Он считает, что к 2030 году потребление нефти и газа в Китае увеличится вдвое.

Директор по стратегии и корпоративному развитию ОК «РусАл» Артем Волынец отметил, что основной фактор роста спроса на алюминий – продолжающаяся урбанизация в Китае и Индии. Председатель совета директоров Evraz Group Александр Абрамов говорил в основном о перспективах сталелитейной промышленности. По его мнению, потребление стали в США и Европе вернется на докризисный уровень не ранее чем через два-три года, в Китае же оно будет непрерывно расти. Дефицит железной руды и коксующегося угля станет, вероятно, даже более острым, чем раньше.

Финансовый директор Rio Tinto Гай Эллиотт прогнозирует, что в средне- и долгосрочной перспективе спрос на сырье со стороны Китая и Индии будет быстро расти. В ответ на это во многих регионах мира будут запускаться новые проекты добычи полезных ископаемых с высокими предельными издержками. Однако сценарий быстрого роста может и не реализоваться, особенно в случае поспешного сворачивания правительствами программы мер по стимулированию экономики. В целом, однако, спрос, скорее всего, будет превышать предложение, особенно в долгосрочной перспективе.

В то же время, глава Arrowgrass Capital Partners Джеймс Барти представил более осторожный прогноз развития ситуации на сырьевых рынках. Ведь высокие цены побудят добывающие компании увеличить предложение. Не следует недооценивать и инновации, которые, возможно, введут в хозяйственный оборот те виды и источники сырья, которые ранее считались нерентабельными, как произошло со сланцевым газом. Кроме того, у членов ОПЕК при высоких ценах на нефть меньше причин соблюдать дисциплину. Что же касается спроса на сырье со стороны Китая, то рост могут сдержать структурные сдвиги в китайской экономике. Следует также помнить о потенциале замещения одних видов сырья и материалов другими. Кроме того, признаки ужесточения кредитно-денежной политики могут стать сигналом к закрытию длинных позиций по сырьевым товарам.

А директор Alignment Investors Джордж Купер также отметил, что фактор риска для сырьевых рынков – существенное замедление экономического роста в Китае, возможность которого нельзя исключать ввиду дисбалансов китайской экономики.

На чем заработать?

Самый насущный вопрос для инвестора – какой из рынков принесет больше дохода, и здесь мнения экспертов зачастую расходятся, хотя ряд из них тяготеют к валютам стран Азии с хорошими платежными балансами.

Управляющий директор по инвестициям Investec Asset Management Майкл Пауэр рекомендовал конвертировать средства в сингапурские доллары и держать их там до середины 2010 года, а затем инвестировать на развивающихся рынках, покупая акции угольных компаний и потребительского сектора в развивающихся странах с профицитом счета текущих операций. Он посоветовал избегать вложений на западных рынках и в банки стран Запада. Часть средств, по его мнению, можно разместить на т. н. «пограничных рынках» (frontier markets).

Глава департамента по операциям на развивающихся рынках PIMCO Europe Майкл Гомез полагает, что имеет смысл инвестировать в рынки, которым будет выгодно изменение структуры мировой экономики. Следует покупать азиатские активы и конвертировать средства в валюты азиатских стран, курс которых, вероятно, будет расти. Нужно избегать вложений в евро и национальные валюты развивающихся европейских рынков. По мнению эксперта, лучше инвестировать в страны с профицитом платежного баланса, в которых проводится взвешенная кредитно-денежная политика и таргетируется инфляция (пример такой страны – Бразилия). На таких рынках можно купить пятилетние облигации со ставкой купона в 13%. Среди стран «большой семерки» Майкл Гомез отдает предпочтение Германии. Он также полагает, что при вложениях на развивающихся рынках необходим дифференцированный подход, т. е. покупая бразильские активы, следует одновременно сокращать вложения на турецком рынке.

Глава управления по распределению активов Legal & General Investment Management Дэвид Норт выдвинул три инвестиционные идеи. Покупать страховку от кредитных дефолтов (в частности, CDS по облигациям банковского сектора), поскольку рынки перегреты. Покупать фьючерсы на дивиденды, особенно в Великобритании, поскольку денежные потоки велики. Пользоваться моментом и играть против повышения процентных ставок – его не будет.

Профессор Нью-Йоркского Университета Нассим Талеб посоветовал вкладывать небольшую часть средств в активы с низкой доходностью, не сопряженные с риском, а остальное – в рискованные активы. В качестве спекулятивных вложений он рекомендовал открывать короткие позиции по фьючерсам на индекс S&P 500 и длинные по фьючерсам на драгметаллы, а также делать ставку на гиперинфляцию – опционы колл на золото и пут на облигации. Н. Талеб также советует короткие позиции по облигациям США, пока Бен Бернанке возглавляет ФРС, а Лоренс Саммерс – совет по национальной экономике в Белом доме. Он предлагает делать ставку против евро, российский же рынок считает стабильным

Редактор «The Gloom, Boom & Doom Report» Марк Фабер отметил, что когда начнется инфляция, надо будет избегать игры на валютах и облигациях, а покупать акции и зарубежные активы. Марк Фабер заявил, что нужно покупать землю, поскольку цивилизацию может ожидать коллапс. Он считает привлекательной инвестицией покупку ферм в Аргентине.

Генеральный директор Сбербанк Капитал Ашот Хачатурянц посоветовал покупать российские акции, особенно бумаги нефтяных компаний, работающих в Восточной Сибири. Ему также нравятся компании, занимающиеся нанотехнологиями и проектным финансированием. А директор по инвестициям Eclectica Asset Management Хью Хендри считает целесообразными долгосрочные вложения в землю и сельскохозяйственный сектор, однако в краткосрочной перспективе инвестиции в эти активы сопряжены с риском.

 

Comments are closed.