Архив новостей
 

Обзор сессии. Private Banking: будущее индустрии

5 февраля 2010

Обсуждались варианты развития этого направления банковского бизнеса – его масштабы (лучше большой или малый?), географический акцент (Запад или Восток?), виды инвестирования (швейцарская или сингапурская модель?). Участники дискуссии обменялись мнениями об особенностях российского рынка услуг для состоятельных клиентов, а также сравнили перспективы оффшорного обслуживания с предоставлением услуг в рамках местного налогового режима.

Максим Бычков из AT Kearney полагает, что кризис мало повлиял на структуру и географию клиентской базы его компании – единственное изменение в том, что состоятельные клиенты стали менее состоятельными. Характер же предоставляемых услуг меняется: больше внимания уделяется сырьевым рынкам. В будущем приобретут популярность две модели: во-первых, обслуживание в частных банках, аффилированных с крупными транснациональными структурами, а во-вторых, небольшие компании, работающие по швейцарской модели. В кризис особую важность для клиентов приобрели несколько факторов: все больше значения придается доверительности отношений, конфиденциальности (в этой связи весьма негативные последствия могут иметь разногласия между США и Швейцарией), а также способности банков обеспечивать своим клиентам доходность вложений. Клиентская база в сегменте private banking, вероятно, будет сужаться, а конкуренция на этом рынке – ужесточаться. При этом высокая доходность означает, что private banking остается весьма привлекательным бизнесом.

Управляющий директор HSBC Private Bank Фредерик Нербранд видит преимущества в модели крупного банка с широким географическим охватом. Он позитивно оценивает улучшение ситуации в мировой экономике, однако не считает, что это улучшение предвещает новое ралли на рынках. По мнению г-на Нербранда, клиентам следует умерить свои ожидания. Он также отметил, что уровень доверия между банком и клиентом в дальнейшем будет одним из ключевых факторов, и признал, что уровень конкуренции будет расти, так как частные банки будут бороться за тот же объем средств.

С ним не согласился Грегуар Бордье из Bordier & Cie Private Bankers – он видит преимущества в модели небольших компаний, предоставляющих услуги private banking. В подтверждение своих слов он отметил, что Bordier & Cie Private Bankers существует уже 160 лет. Г-н Бордье полагает, что рост развивающихся экономик приведет к появлению новых частных состоятельных клиентов в этих странах и, как следствие, ужесточению конкурентной борьбы между крупными местными банками и небольшими фирмами, которые специализируются на услугах private banking. Сопоставив две модели с точки зрения перспектив роста и маржи, он отметил, что основные принципы бизнеса в обоих случаях одни и те же, а самый главный из них – финансовая конфиденциальность.

Государственное регулирование г-н Бордье рассматривает как фактор, оказывающий негативное влияние на уровень доходности и усложняющий открытие нового бизнеса. Впрочем, решение не в отказе от регулирования, а в том, чтобы найти его наиболее приемлемый уровень.

Карло Микиендзи, содиректор BCM & Partners, считает, что мелкие частные банки могут преуспевать. По его словам, за последние годы можно выделить три фазы развития private banking: до и после введения евро, до и после бума интернет-компаний, а также до и после нынешнего кризиса. Введение евро способствовало установлению стабильности, и клиенты стали более заинтересованы в доходности. Крупные банки могут менять масштабы своего бизнеса, но у них нет возможности приспосабливаться к потребностям отдельных клиентов, как это могут делать мелкие банки. Ключевой фактор для инвестиций – гибкость и предприимчивость, а также присутствие на основных рынках, в том числе в Азии, чтобы лучше оценивать ситуацию. Работа с частными состоятельными клиентами – всегда непростая задача, они хотят больших доходов, когда рынок растет, и не хотят терять деньги, когда он падает.

Жан Герон, управляющий директор Credit Agricole Swiss, видит большие возможности на китайском рынке, где через десять лет будет больше людей, зарабатывающих больше $30 тыс. в год, чем в США, Европе и Японии вместе взятых. Кроме того, у сегмента private banking есть хороший потенциал в Сингапуре: правительство этой страны намерено превратить ее в центр управления крупными состояниями. 15 лет назад объем активов под управлением составлял $5 млрд, а сейчас – $600 млрд. Образование имеет решающее значение для привлечения талантливых специалистов в сегмент private banking. Государственная инвестиционная компания Temasek открыла специализированный колледж, где лекции читают в том числе представители компаний. Он также отметил, что продукты private banking становятся все сложнее, а клиенты – все требовательнее, и лишь немногие финансовые центры, такие как Сингапур, могут с успехом соответствовать такому разнообразию требований.

Бахрен Шаари полагает, что в ближайшие пять лет в отрасли будет идти консолидация, поскольку ведение бизнеса обходится все дороже, а специалистов в области private banking не хватает.

Закончив выступления и приступив к ответам на вопросы, участники стали обсуждать черты, присущие российским состоятельным клиентам, а также сравнивать их с зарубежными. Сложился образ молодого, смелого и очень требовательного человека, который хочет, чтобы его обслуживали быстро. Это значит, что банкам нужна гибкость и быстрая реакция. Выступающие также поговорили о том, имеет ли состоятельным клиентам смысл переводить свои средства за границу, и сошлись во мнении, что побудить к этому могут нестабильность и риски, присущие России. Кроме того, было отмечено, что будущее бизнеса, связанного с управлением активами состоятельных частных лиц, – это клиенты, капитал которых составляет $50-100 тыс. и которые обеспокоены судьбой своих сбережений и пенсий. Потенциально это очень большой рынок.

 

Comments are closed.