Архив новостей
 

Мировая энергетика: снизит ли падение спроса на энергоносители угрозу нехватки ресурсов?

4 февраля 2010

Участники дискуссии пришли к общему выводу, что рынок нефти за последние годы во многом потерял динамику. Главный экономист BP Кристоф Руэл обратил внимание, что с момента начала кризиса потребление нефти в странах ОЭСР сократилось на 4 млн барр. в сутки. По его мнению, это свидетельствует о структурном изменении и едва ли следует ожидать разворота этого тренда в краткосрочной перспективе. За последние шесть лет общий рост спроса в мире обеспечивали страны, где субсидируются цены на нефтепродукты, а такая политика обходится недешево, и в определенный момент от нее придется отказаться. Эдвард Морс добавил, что когда будет опубликована статистика по итогам 2009 года, вполне может оказаться, что в связи с ростом цен и обусловленными этим ростом изменениями спроса в минувшем году впервые за последнее десятилетие объем открытых запасов нефти превысил объем потребленных жидких углеводородов.

При этом производство нефти в нефтедобывающих странах сдерживается искусственными барьерами. Эти барьеры мало связаны с геологическими факторами – они обусловлены политическими соображениями и бюджетными ограничениями. Иракское правительство, возможно, введет квоту, ограничивающую добычу, потенциальный объем которой составляет 12,5 млн барр. в сутки. При этом по условиям контрактов с крупнейшими западными компаниями Ирак берет на себя риски ценовых колебаний. Между тем в Иране, Ираке, Венесуэле и Нигерии объемы добычи оказались ниже предусмотренных консенсус-прогнозом десятилетней давности – на ее динамике отразилась политическая ситуация в этих странах. Кристоф Руэл отметил, что большое влияние ОПЕК на ценообразование (при том что на страны нефтяного картеля приходится заметно меньше половины мировой добычи) обусловлено тем, что в начале десятилетия нефтедобывающие страны, не входящие в эту организацию, по разным причинам не отреагировали должным образом на продолжавшийся в течение семи лет рост цен на нефть.

В России кризис снизил опасения тех, кто ожидал дефицит предложения нефти в средне- и долгосрочной перспективе. У ТНК-BP объем розничных продаж в минувшем году упал на 8-10% – об этом сообщил финансовый директор компании Джонатан Мьюир (впрочем, в январе 2010 года наметилось некоторое восстановление спроса). Директор Института энергетических исследований РАН Алексей Макаров заявил, что недавно обнародованная энергетическая стратегия России на период до 2030 года предусматривает в качестве одного из сценариев примерно двукратное замедление темпов роста спроса на нефть.

В рамках этого сценария сроки освоения месторождений заметно сдвинуты и особое внимание уделяется энергоэффективности. Впрочем, отметил Алексей Макаров, повышение энергоэффективности экономики сдерживается субсидированием цен на газ, которое негативно влияют на цены на другие виды энергоносителей.

Фатих Бироль из Международного энергетического агентства отметил, что Китай – одна из немногих стран, стимулирующих рост спроса на нефть, – все больше внимания уделяет вопросам энергоэффективности, которая рассматривается как один из аспектов национальной безопасности. Эдвард Морс добавил, что, несмотря на рост импорта, невозможно дать точную оценку реальных объемов потребления нефти в КНР – нет данных о том, какой объем жидких углеводородов идет в хранилища.

Участники встречи также затронули вопрос пикового объема добычи. По мнению Фатиха Бироля, проблема заключается в том, что в основе теории о пиковом объеме добычи лежит предположение, что спрос на нефть будет постоянно расти, однако последние тенденции этого не подтверждают. Если скорректировать расчеты с учетом замедления спроса, то критический момент существенно сдвигается во времени. Майкл Линч сравнил приверженцев теории пикового объема добычи с последователями Платона, которые довольствуются созерцанием чисел, но не могут их интерпретировать. Экстраполяция цикличных тенденций в данном вопросе просто некорректна: в 1991 году нефтяные алармисты, указывая на падение добычи в СССР, предрекали, что к сегодняшнему дню объем добычи в России упадет до 4 мл. барр. в сутки – текущие фактические показатели превышают этот уровень более чем в два раза. Президент Strategic Energy & Economic Research считает, что проблема не в том, чтобы определить, когда наступит пик добычи нефти в мире, а в том, чтобы «избежать пиковых налогов».

Питер О’Браен из Роснефти согласился с Майклом Линчем. Он рассказал, что при цене нефти $70 за баррель прямые налоговые отчисления Роснефти на всех уровнях составляют около $50 с одного барреля. Еще $5 расходуется на транспортировку одного барреля нефти – за последнее десятилетие этот показатель вырос втрое. Плату за транспортировку получает российский нефтепроводный монополист – Транснефть, поэтому в Роснефти рассматривают ее как один из видов налогообложения. Эксплуатационные расходы на добычу одного барреля жидких углеводородов для Роснефти составляют всего $2,5. «Можно сколько угодно внедрять новые технологии, толку от этого мало», – пояснил Питер О’Браен. Их внедрение, по словам вице-президента Роснефти, никак не влияет на удельную рентабельность и объемы добычи. Компания уже приняла решение снизить запланированные объемы добычи на ряде месторождений, поскольку при существующем уровне расходов и налогов наращивание добычи нефти нерентабельно.

 

Comments are closed.